Владимир Соловьев: взгляд на ислам и мусульмансий мир

Е. Ю. Барковская

Первое соловьевское обращение к исламской тематике запечатлено в статье "Три силы". Вре­мя написания этой работы (1877) пришлось на пе­риод его недолгого увлечения идеями славяно­фильства. В истории, как считает автор, действу­ют три силы. Первая исключает личность ради целого, вторая разрывает солидарность целого во имя единичного, и лишь третья придает двум первым положительный импульс, примиряя единство высшего со свободной множественнос­тью частных форм. Каждая из сил проявляет себя в исторически сложившихся мировых культурах. Под преобладающим воздействием первой нахо­дится мусульманский Восток, вторая господству­ет в западной цивилизации, третья - в славянском мире.


Рассуждая подобным образом, В. Соловьев от­давал дань расхожему представлению многих его современников-европейцев если не о прямом противостоянии Запада и Востока, то по крайней мере об их кардинальном расхождении. Однако он отступал от традиционного противопоставле­ния "западного христианства" и "восточного му­сульманства", делая упор не на религиозных раз­личиях, а на той разнице в уровне общественного развития, которая преломляется в признании или непризнании прав личности. Отказывая тогдаш­нему Востоку в признании этих прав, автор был близок к истине. В широком кругу мусульманско­го населения, жившего в мире средневеково-фео-дальных устоев, о таких правах не могло быть и речи, в чем философа могли, по-видимому, убедить личные наблюдения во время зарубежных вояжей по Европе и Египту в 1875 - 1876 гг.

Не исключено, что египетские впечатления оказались бы иными, если бы путешествовать до­велось позже - в 80 - 90-х годах. То был период "пробуждения Востока", когда умами формиро­вавшейся национальной интеллигенции овладе­вали идеи свободы и конституционализма, когда возникал и креп интерес к человеку как к личнос­ти, которая способна саморазвиваться, осозна­вать свой долг перед обществом и народом. На Западе между тем продолжало бытовать мнение о застойности духовной жизни Востока, что в не­малой степени подпитывало пессимизм ряда вид­ных европейских мыслителей (в том числе Г. Ге­геля, Э. Ренана и других) относительно судеб ис­ламского мира.


---------Đọc thêm các bài viết khác---------


Bài viết liên quan